Category: финансы

звезда

заметки на полях Руа


Талибы не пытались построить сильное централизованное государство, а напротив, вели политику деконструкции государства. Они уволили половину чиновников (и не только женщин)... Талибы предоставили рынку полную свободу и практически не вмешивались в экономику, не считая сбора закята. Они не боролись с контрабандой и из-за этого теряли налоговые и таможенные поступления. Они не занимались ни социальными, ни экономическими вопросами... Внедрение шариата также означало прекращение государственного законотворчества, за исключением эпизодических фетв Муллы Омара. Талибы запретили по религиозным мотивам культивацию опийного мака, но никак не содействовали его замещению злаками...

Неофундаментализм сопровождается умалением и сознательным сокращением государства: оно больше не является законодателем, не структурирует социальную ткань и экономическую стратегию, и должно исполнять лишь цензорские функции посредством религиозной полиции. Неофундаменталисты стремятся утвердить верховенство шариата (например, прописывая его в конституции)... Это означает лишение государства его традиционных прерогатив: законотворчества и монополии на легитимное насилие.

Roy, Globalized Islam, p. 98-99, перевод мой.

Про Сомали тоже иногда пишут, что там либертарианский рай. Вообще есть такая не до конца продуманная мысль, что либертарианское или анархическое общество может реально работать только при победившем исламском фундаментализме. Потому что только в исламе право отделено от государства. Шариатские законодатели, улемы и факихи - по сути частные лица. Ислам нуждается в государственных институтах (власть халифов, амиров) только ради джихада. Если джихад не ведётся и не предполагается (например, все в мире стали мусульманами), оно и не нужно. Вместо велфэра - религиозно обязательная благотворительность, управление - в руках местных общин, законодательство и суд - функция религиозных авторитетов. Интересная тема для утопии или антиутопии.

Оригинал поста: http://robert-ibatullin.dreamwidth.org/208625.html. Комментируйте через OpenID.
звезда

пикейножилетное

История повторяется. Но не подряд. Как правило, режим не рушится от той же причины, что его предшественник - просто потому, что учитывает судьбу предшественника и старается её избежать. Очевидный пример: если какого-нибудь короля привёл к власти переворот дворцовой гвардии, значит, король либо её распустит, либо будет холить и лелеять (и постарается поссорить с наследником).

Пример не столь очевидный. Советская власть решительно и последовательно делала всё, чтобы не допустить повторения февраля 1917 года. Царскую власть экономически надломила война? Значит, будем с самого начала строить мобилизационную, рассчитанную на войну экономику. Царскую власть опрокинули независимые партии? Значит, строим интегрированную с госаппаратом однопартийную систему. И так далее. И всё получилось: СССР выдержал и выиграл войну, от которой царская Россия рухнула бы в первый же год, и развалился при обстоятельствах, не имеющих ничего общего с февралём 1917-го.

Поэтому нельзя рассчитывать, что нынешняя власть падёт в результате новой перестройки. Эта власть ПОМНИТ о перестройке и делает всё, чтобы не допустить её повторения. И погубит ёё то, к чему она НЕ готова, и это вовсе не митинги, не межнациональные конфликты и даже (как мне кажется) не падение цен на нефть.

Что по-настоящему опасно для существующего режима? Война. Опять война. Большая, серьёзная, затяжная война, к которой он готов ещё меньше, чем Российская империя образца 1914 года. Если дело дойдёт до такого - боюсь, что обстоятельства смены власти будут гораздо больше напоминать 1917-й год, чем 1991-й.

Ну а без войны существующая власть продержится неограниченно долго.
звезда

(no subject)

У нас, постсоветских людей, сидит в мозгах один чрезвычайно цепкий миф: "экономические связи влекут за собой политическое объединение". Ложность его доказывается массой примеров (греческие полисы и итальянские республики Возрождения, экономически взаимосвязанные теснее некуда, сопротивлялись объединению как могли; Московия в XVI веке имела куда лучшие связи с Англией, Голландией и даже Персией, чем с Сибирью, а вот поди ж ты; ну и так далее). Скорее наоборот, политическое объединение может усилить торговые связи (хотя и тут не является ни достаточным, ни необходимым условием; короче говоря, обязательной причинной зависимости ни в ту, ни в другую сторону не видно). Но не удивительно ли, что столь многим эта глупость кажется очевидной истиной? Ладно бы ссылки на "закон истории" повторялись только в интернет-спорах. Ведь я хорошо помню, что в начале 90-х никто в России не воспринимал распад Союза всерьёз. Все были уверены, что государственность бывших ССР останется почти такой же фиктивной, как раньше. "Баловство все эти игры в независимость", "настоящее отделение невозможно" - почему же? а в силу решающего аргумента: "у нас та-акие экономические связи!" Люди начали просыпаться только в последнее десятилетие (симптомом чего и стал пресловутый "хохлосрач": "вот тебе и раз - они ж, собаки, впрямь отделились!"). Но вера в силу "экономических связей" и ныне непобедима, только теперь представление о них воплотилось в образе Газовой Трубы (от которой "они все зависят", и потому "должны нас слушаться", а если до сих пор почему-то не слушаются, то не беда: "перекрыть Трубу на недельку - станут как шёлковые"). Не знаю, начал ли развеиваться миф после января этого года? Сильно сомневаюсь. Для нас, людей с прошитым в мозгах вульгарным марксизмом, нет ничего труднее, чем признать: "политика первична, экономика вторична".