Роберт Ибатуллин (fortunatus) wrote,
Роберт Ибатуллин
fortunatus

утопия и антиутопия

Будем отличать антиуптопию от дистопии. Дистопия – это мир, в котором не хотелось бы жить вообще никому. Антиутопия – это противоположность какой-либо утопии: мир, в котором не хотелось бы жить только её поклонникам. Например, коммунистическая утопия будет антиутопией для антикоммунистов, и наоборот.

Благодаря [personal profile] alex_rozoff я познакомился с утопией от датской социал-либералки Иды Окен, и мне захотелось написать к ней антиутопию. Это не вполне мир моей мечты, сам я предпочитаю городскую жизнь, но всё-таки ближе к нему, чем то, что мечтается датчанке.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В A. D. 2030

Добро пожаловать в 2030 год, в мою усадьбу в центре Сибири. До потепления, когда земля здесь стоила копейки, я купил несколько гектаров дикой тайги – и не прогадал. Сейчас геномодифицированными культурами, адаптированными к всё ещё суровому местному климату, засажено всего 10% территории. Но они полностью обеспечивают пищей меня, мою жену и двух наших младших детей. (Двое старших уже отделились – сын строит свою усадьбу, дочь учится живописи). Энергией и теплом нас снабжает ядерный мини-реактор в лизинге от Росатома.

Я начинаю день со скучных, но неизбежных хозяйственных дел. Домашний ИИ-экономист докладывает, что удалось пристроить излишки брюквы по 2,5 тройской унции за центнер. Утверждаю сделку. Дальнейшее – не моя забота: грузовой дрон-дирижабль транспортной компании сам прилетит за товаром, складские роботы отвесят и погрузят. Домашний ИИ-юрист снова настойчиво предлагает перейти под юрисдикцию Парагвая. Снова отказываю. Да, налоговый режим у них один из самых выгодных, но я предпочитаю остаться гражданином России. Не только из патриотических чувств. Пусть я отдаю в российский бюджет 1% доходов вместо парагвайских 0,2%, зато могу платить электричеством, а не золотом. Я против чрезмерного вовлечения в рыночные отношения. Они привносят в жизнь слишком много суеты и отнимают покой.

Всё? Нет – звучит тревожный сигнал от ИИ-безопасника. На моей земле посторонние! Сторожевой дрон их ведёт, но не имеет права применять летальное оружие против людей. Беру управление на себя. На экране, у костра посреди тайги – бедно одетая семья без оружия. Включаю голосовую связь. Так я и думал: китайские беженцы. Теперь их стало меньше, чем пару лет назад – обстановка в Китае вроде как нормализовалась, коммунистов больше не вешают на фонарях, и новое правительство уже не пытается восстановить рухнувший электронный концлагерь. Сообщаю о беженцах в благотворительную организацию, а поскольку те не особо оперативны, посылаю китайцам пакет с едой на пару дней, и командую дрону сопроводить до ближайшего публичного поселения.

Что ж, кажется, всё. Встаю из-за компьютера. Пора позаниматься с детьми. Давно уже обещал младшему сыну слетать с ним на охоту. Не забыть только зарядить коптер, да поставить автомат на родительский контроль. Восьмилетнему ребёнку ещё рано стрелять очередями. Пусть сначала научится одиночными.

Оригинал поста: https://robert-ibatullin.dreamwidth.org/242442.html. Комментируйте через OpenID.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 76 comments