Роберт Ибатуллин (fortunatus) wrote,
Роберт Ибатуллин
fortunatus

Categories:

предновогодняя футурология

Много интересного можно придумать про будущее, если принять постулат, что скорость изменений на больших временных дистанциях постоянна.

То есть, например, мир 2118 года будет отличаться от нашего примерно настолько же, насколько и мир 1918 года. Сохранится большинство современных государств с их конституциями, гербами и флагами, а главное, сохранятся сами принципы государственного устройства (законодательная и исполнительная власть и т.д.). Сохранятся существующие этносы и религии. Языки будут почти полностью понятны нам, хотя появится много неологизмов, какие-то наши слова и фразы окажутся устаревшими, какие-то табуированными. Если не будет радикальных экспериментов с генетикой и киборгизацией, люди физически останутся такими же (а если эксперименты будут, всё равно останется множество людей старого образца). Общество в целом будет нам понятным, хотя в отдельных деталях странным и шокирующим. Наверняка окажется, что какой-нибудь современный фантаст очень удачно всё предсказал. Многие наши проблемы останутся актуальными, другие будут решены (совершенно непредвиденным нами способом) или как-нибудь сами рассосутся, или окажутся надуманными. Появятся, конечно, новые проблемы, которые нам покажутся полной дурью и раздуванием из мухи слона. В науке сохранятся современные парадигмы, хотя какие-то наши общепризнанные теории будут опровергнуты. Техника в каких-то областях шагнёт далеко вперёд, а в каких-то останется на нашем уровне. Правнуки будут помнить где-то по десятку современных политических деятелей, событий и культурных артефактов. Нашу эпоху они будут представлять карикатурно, стилизованно, по наиболее ярким образцам (как для нас начало ХХ века – это революционеры и декаденты, для них начало XXI века будет эпохой, скажем, джихадистов и хипстеров). Но помнить нас всё-таки будут. И с этими людьми мы смогли бы найти общий язык. Попаданец из нашего времени там натурализуется без особых сложностей.

Но через тысячу лет мир будет отличаться от нашего примерно так же, как наше время от XI века. Некоторые государства, возможно, сохранят название и территорию (ведь и в XI веке существовали Франция, Англия, Русь, Китай, Япония), но принципы их организации и функционирования будут совершенно иными, для нас такими же чуждыми и загадочными, как наша собственная государственность выглядела бы для человека эпохи крестовых походов. Языки заметно изменятся, станут наполовину непонятными, как для нас древнерусский. Культура изменится глубоко и непредсказуемо. Наука и техника уйдут далеко за пределы современных фантазий. (Это, кстати, не обязательно будет значить «далеко вперёд». Скорее «далеко вбок», в какие-то неведомые нам направления). Биологически люди не будут особо отличаться от нас (с той же оговоркой насчёт генетических экспериментов), но психология изменится сильно. Попаданцу из 2018 года они покажутся безумными. Понять их, изучить, полноценно освоиться в 3018 году он не сможет. Возможно, останутся и послужат островками взаимопонимания отдельные законсервированные участки культур, например, догматические религии. Современный православный монах вполне нашёл бы общий язык с древнерусским книжником; правда, это не помогло бы древнерусскому попаданцу что-то понять о мире за пределами монастыря. Память о нашем времени будет сильно искажённой. Никто, кроме историков (если они останутся), не будет способен отличить ХХ век от XIX и XXI, как для нас неотличимы друг от друга «средние века». (Инквизиция, крестовые походы и викинги – это же всё было одновременно, да? Вот так же одновременно будут гестапо, наполеоновские войны и наркобароны). Люди XXXI века будут помнить о XXI только самые яркие события и феномены, причём не особенно отличая реальность от вымысла. (Мировая ядерная война действительно была? А коммунизм был построен на самом деле? А король Артур реально существовал?) Но какая-то связь времён всё-таки сохранится.

Через десять тысяч лет не будет уже и такой. От современных государств, народов, языков, религий, культур не останется ровно ничего. Вероятно, пройдёт несколько циклов гибели и возрождения цивилизации. Сам климат Земли изменится, хотя материки ещё будут стоять на прежних местах, и при естественном ходе эволюции люди биологически не будут заметно отличаться от современных. Но их культура будет для нас совсем инопланетной. От нашего времени сохранятся наиболее устойчивые строения, такие как египетские пирамиды и барельефы горы Рашмор (для людей 12 018 года это всё будет примерно одна эпоха, как для нас – Египет Старого и Нового царств). Сохранятся богатые культурные слои на местах свалок и отдельные, чудом сохранившиеся документы, не поддающиеся расшифровке. Наша цивилизация будет объектом реконструкций, скорее всего, противоречивых и далёких от реальности. Если какая-либо из будущих цивилизаций займётся колонизацией космоса и будет заселять только земноподобные планеты в зоне обитаемости солнцеподобных звёзд, причём сверхсветовое движение не будет открыто, она успеет заселить порядка десятков тысяч планет. (Много, да. Я сам не поверил, когда посчитал).

Сто тысяч лет – время, равное тому, что отделяет нас от эпохи неандертальцев. Вероятно, если человечество доживёт до 102 018 года, оно разделится на несколько видов или подвидов, ещё способных скрещиваться. С современными расами они не будут иметь ничего общего. Разумеется, будут утрачены и последние следы преемственности с современным миром. Цивилизация, ведущая непрерывную космическую экспансию, к тому времени успеет заселить десятки миллионов планет (и это всё ещё малая часть Галактики).

Миллион лет – дистанция, отделяющая нас от Homo erectus. Виды-потомки современного Homo sapiens разойдутся ещё дальше. Возможно, некоторые из них утратят разумность. Возможно, некоторые другие животные доразовьются до разумности. Если одна из цивилизаций (человеческих, постчеловеческих или нечеловеческих) колонизует другие планеты, популяции этих планет успеют стать отдельными видами и вряд ли будут даже помнить о своём происхождении с Земли. (К тому времени зона потенциальной экспансии охватит всю Галактику с десятками миллиардов планет). География Земли заметно изменится – Средиземное море замкнётся и высохнет, а восточная часть Африки отколется от остального континента, но форма материков ещё будет узнаваемой.

Десять миллионов лет отделяют нас от общего предка человека и шимпанзе. Потомки человека всё ещё будут выглядеть гуманоидными, и это всё, что можно о них сказать. Если будет идти космическая экспансия, она дотянется до Туманности Андромеды и других галактик Местной системы.

Через сто миллионов лет Земля всё ещё будет пригодна для жизни, но карта материков неузнаваемо изменится, как и облик живых существ, за исключением каких-нибудь особо устойчивых живых ископаемых. Потомки людей будут иметь с нами (и друг с другом) не больше общего, чем мы – с первыми млекопитающими: голова, скелет, четыре конечности, два глаза… Космическая экспансия, если она будет, охватит всё сверхскопление Девы с триллионами земноподобных планет, и можно не сомневаться, что бесчисленные постчеловеческие цивилизации реализуют гораздо больше вариантов развития, чем мы способны вообразить.

Через миллиард лет на Земле станет слишком жарко для жизни. Впрочем, потомкам людей, которые заселят уже довольно заметную часть наблюдаемой Вселенной (а если не заселят, то вымрут), будет плевать на какую-то там Землю. Даже у тех, кто будет эволюционировать естественно, физически не останется ничего общего с нами, кроме нескольких генов. Внешнего сходства с нами – не больше, чем между нами и губками. Полностью инопланетные во всех смыслах существа.

Через триллион лет Солнце будет остывшим чёрным карликом, Земля – каменным шаром с температурой около абсолютного нуля, а Млечный Путь, слившийся с Туманностью Андромеды – гигантской эллиптической галактикой из одних красных карликов, причём единственной галактикой в наблюдаемой Вселенной (остальные разбегутся за горизонт событий). На планетах красных карликов ещё будет возможна жизнь (скорее всего, довольно примитивная), но чисто машинная цивилизация сможет существовать и вне планет, питаясь энергетическими ресурсами нейтронных звёзд и чёрных дыр. Если наше потомство доживёт до этого времени, то лишь в такой, окончательно невообразимой форме…

Ну а что будет через день – неведомо никому (даже мне). Скорость изменений – она ведь в лучшем случае постоянна лишь на больших временных дистанциях.

Оригинал поста: https://robert-ibatullin.dreamwidth.org/241254.html. Комментируйте через OpenID.
Subscribe

  • четыре чёрненьких чумазеньких лебедёнка

    Делать инерционные прогнозы - "всё останется как есть, а если что изменится, то в ту же сторону, что и сейчас" - занятие унылое, но благодарное,…

  • Фраза

    Приснилось под утро, что в какой-то книге по истории читаю фразу: "Главной задачей миссии Грибоедова в Персии было расследование убийства…

  • новая сказка

    Сказка о магическом интернете Давным-давно в одном параллельном фэнтези-мире под названием Пять Королевств в каждом королевстве был верховный…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 97 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • четыре чёрненьких чумазеньких лебедёнка

    Делать инерционные прогнозы - "всё останется как есть, а если что изменится, то в ту же сторону, что и сейчас" - занятие унылое, но благодарное,…

  • Фраза

    Приснилось под утро, что в какой-то книге по истории читаю фразу: "Главной задачей миссии Грибоедова в Персии было расследование убийства…

  • новая сказка

    Сказка о магическом интернете Давным-давно в одном параллельном фэнтези-мире под названием Пять Королевств в каждом королевстве был верховный…