September 3rd, 2020

звезда

r = 1.00

Я один из последних на Земле людей, кто ещё не эксперт по вирусологии и эпидемиологии, поэтому вот чего не понимаю. В принципе распространение эпидемии должно быть похоже на ядерную реакцию. В ядро попадает нейтрон, оно распадается, при распаде образуются нейтроны, они могут попасть в другие ядра и вызвать их распад. Человек подхватывает вирус, распространяет вирусы, они заражают других людей, которые тоже становятся разносчиками. Всё решает коэффициент размножения. Если он больше единицы - идёт цепная реакция, количество заражённых растёт экспоненциально. Если меньше (например, большинство людей иммунны или сидят дома) - реакция затухает. Упрощённо, но в целом правильно, да?

Так вот, я хочу поговорить о промежуточном случае, когда коэффициент размножения в точности равен единице. Одно ядро вызывает распад одного, ни больше ни меньше, другого ядра. Один носитель вируса заражает за период своей заразности одного, ни больше ни меньше, другого человека. Это, как нетрудно понять, неустойчивая ситуация. Малейшее отклонение - и реакция свалится в цепную или затухнет. В ядерной физике она может быть только управляемой. Именно такая протекает в реакторах АЭС и обеспечивает генерацию постоянной мощности.

В эпидемиологии такой вариант представляется невозможным. Нельзя настолько точно управлять распространением вируса; мы прекрасно видим, что государство умеет только тупо глушить, да и то с сомнительной эффективностью. Но тогда как объяснить то, что происходит в Москве?

Графики

С июня идёт линейный рост, соответствующий коэффициенту размножения 1. Стабильные 650-700 зарегистрированных случаев в день и стабильные 10-20 смертей в день. На другие большие города мира совсем не похоже, там идёт затухание (а местами новый слабенький подъём). Как это объяснить? Оригинал поста: https://robert-ibatullin.dreamwidth.org/283607.html. Комментируйте через OpenID.