December 27th, 2016

звезда

История "Некрономикона" в России

Лавкрафтианская миниатюра. Для понимания необходимо минимальное знакомство с "Мифом Ктулху" и русской историей.

История «Некрономикона» в России

Эта краткая обзорная статья служит дополнением к известному эссе Говарда Лавкрафта «История Некрономикона».
http://www.hplovecraft.com/writings/texts/fiction/hn.aspx

1

Когда и при каких обстоятельствах в Московскую Русь попал греческий перевод «Некрономикона», выполненный Феодором Филетой, достоверно неизвестно. Возможно, он был привезён Софией Палеолог в составе библиотеки византийских императоров. Среди других греческих книг в известном отрывке Дабелова о библиотеке Ивана Грозного упоминается «Филетов Некрономос» (sic) [1]. Хотя достоверность отрывка сомнительна, независимый источник подтверждает, что книга была известна на Руси в XVI веке, а может быть, даже переведена. В списке «отреченных книг» Стоглавого собора упоминается и «агарянина Алгазрата волховник рекомый Мертвозаконие» [2]. К сожалению, ни одного экземпляра до нас не дошло, и дальнейшая судьба этих манускриптов неизвестна.

Правда, в каталоге собрания рукописей известного коллекционера, оккультиста и фальсификатора XIX века А. И. Сулакадзева встречается «Мертвозаконие, книга чародейная XII века, писана глаголицею на баргаменте разном, малыми листами, сшитыми струною» [3], но если она и существовала (что маловероятно с учётом репутации Сулакадзева), то не сохранилась.

Достоверная история «Некрономикона» в России начинается в 1852 году, когда казанский востоковед и миссионер Н. И. Ильминский, командированный Святейшим Синодом на Ближний Восток «для собрания подробнейших и основательнейших сведений о магометанском учении и для усовершенствования себя в языках Арабском, Турецком и Персидском», обнаружил в Дамаске арабскую рукопись «Аль-Азиф». Это было важным открытием, так как прежде арабский оригинал считался утерянным.

Ильминский, по-видимому, обнаружил книгу случайно и не имел представления о её содержании. В письме обер-прокурору Синода графу Н. А. Протасову он просит дополнительного ассигнования на приобретение «Алазиф, поэмы мистической Абдаллаха Альгазреда» со следующим обоснованием: «Сия таинственная книга ясно свидетельствует лживость учения магометанского, скрывающего под личиною единобожия грубое языческое суеверие и прямое бесопоклонство» [4].

Рукопись была приобретена и доставлена в библиотеку Казанского университета, где и хранится в Отделе редких книг и рукописей до настоящего времени. Судя по палеографическим данным, она была написана в Египте мамлюкской эпохи, то есть является довольно поздней копией. Сохранность текста плохая, отсутствует более половины материала, известного по латинскому переводу Вормия. Тем не менее, научную ценность находки Ильминского невозможно переоценить [5].

В дальнейшем Ильминский не проявлял интереса к тексту, по-видимому, убедившись, что тот не имеет отношения к исламу и не может быть использован в миссионерской работе. Насколько известно, единственным исследователем Казанской рукописи в то время был И. Ф. Готвальд, хотя его монография не опубликована, а черновик утерян. Ему же принадлежит первый русский перевод «Аль-Азиф», также оставшийся неопубликованным. Перевод сохранился. Сделанный с одной Казанской рукописи без учёта западных изданий, он не имеет серьёзного научного значения, но, возможно, сыграл немаловажную историческую роль. В период обучения в Казанском университете с переводом Готвальда познакомился – до сих пор неясно, при каких обстоятельствах – студент-юрист Владимир Ульянов.
Collapse )
звезда

идея пьесы

Идея пьесы. Жанр - альтернативно-историческая интеллектуальная драма. Длительность - один акт.

Время и место действия - первые годы ХХ века, Вена, кабинет Фрейда.

Действующие лица - Зигмунд Фрейд, Людвиг Больцман.

"На что жалуетесь, профессор Больцман?"

Он рассказывает: депрессии, бессоница, приступы гнева, суицидальные мысли.

"Давайте поговорим о вещах, которые вас беспокоят".

Больцман поудобнее устраивается на кушетке и рассказывает про второе начало термодинамики. Про тепловую смерть. Про концепцию больцмановского мозга.

Фрейд слушает и сходит с ума.