Роберт Ибатуллин (fortunatus) wrote,
Роберт Ибатуллин
fortunatus

Categories:

Шубинский, "Азеф"

Прочитал две новые ЖЗЛ-овские биографии, "Яков Блюмкин" Е. В. Матонина и "Азеф" В. И. Шубинского, захотелось написать о второй (М., Молодая гвардия, 2016).

Азеф Шубинского оказался личностью, не лишенной симпатичных черт. Да, двойной предатель - ну так обе стороны были такого качества, что надо было совсем себя не уважать, чтобы служить им верно. Да, террорист, но работал точечно, старался избегать случайных жертв, а чужие теракты со случайными жертвами осуждал печатно. Убивал только откровенных вредителей (Плеве, вел. кн. Сергей), а планы покушения на царя и Столыпина целенаправленно расстраивал. По политическим взглядам был не социалист, а умереннейший либерал, сторонник конституционной монархии, и после 17 октября заявлял однопартийцам, что пора отказаться от террора и стать парламентской партией (а это подорвало бы его собственную ценность и как агента, и как организатора террора, так что говорил "от души"). Да, изменял жене, но обожал детей, и даже после разоблачения посылал им денег, писал письма, пытался оправдаться. Да и вообще детство у него было трудное.

Несмотря на сказанное, книга Шубинского ничуть не обеляющая, вовсе не из разряда "все считают его негодяем, а я докажу, что он был хороший". Шубинский, например, отрицает тенденцию считать Азефа добросовестным полицейским агентом и вполне убедительно раскрывает его двойную игру. Он написал честную фактографическую биографию с чётко отделёнными от фактов авторскими оценками. Не могу судить, является ли она новым словом в азефоведении (насколько я понял, никаких новых источников автор в оборот не вводит), но читать было интересно, и многое в этой запутанной истории для меня встало на свои места.

Ранние биографы Азефа и писатели, вдохновленные его фигурой, видел в нём личность загадочную и демоническую. По книге Шубинского, напротив, складывается вполне земной, понятный человеческий образ: азартный махинатор, считавший себя умнее всех, любитель женщин, денег и многоходовочек, короче, такой "Березовский", вполне знакомый нашему времени типаж. Недаром "в одной из недавних энциклопедий он охарактеризован не как "провокатор", а как "российский политический деятель" " (с. 335). И правда. Вполне типичный. Современный человек скорее увидит нечто инфернальное в других, "честных" эсерах, таких как неуемная старуха Брешко-Брешковская или парализованный миллионер Гоц, руководивший из эмиграции всей террористической сетью. Для людей того времени было шоком узнать, что один из руководителей революционной партии - агент охранки. А современный человек будет не менее шокирован, если вдруг выяснится, что в руководстве оппозиционных партий нет ни одного агента ФСБ. Азеф как попаданец? Идея, достойная внимания.

P.S. Одна из агентурных кличек Азефа, "Иван Николаевич", совпадала с его партийной кличкой. А вы говорите "Джеймс Бонд".
Tags: книги, революция, русская история, эсеры
Subscribe

  • (no subject)

    Между тем, совершенно случайно узнал, что ещё весной вышел сборник "Назад в космос" с моим рассказом. И я там в хорошей компании. Роберт Ибатуллин.…

  • TIL

    Сегодня я узнал, что Дитмар Розенталь - тот самый верховный, абсолютный, непререкаемый авторитет в вопросах русского правописания и произношения -…

  • умели, черти

    По случаю известия о выходе школьных учебников истории авторства Мединского вспомнился один по-настоящему великий - я без иронии - школьный учебник:…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments